ВР
Андрей Сметанин
СССР, Пермь
Дата рождения
21.06.1968
Рост
196
Вес
90
Матчей сыграно
20

Андрей Сметанин: «В воротах играют, а стоят в зоопарке»

Андрей Сметанин – один из самых титулованных воспитанников пермского футбола. В 1995 году он в составе московского «Динамо» стал обладателем Кубка страны, оказавшись вторым пермяком, завоевавшим столь почётный трофей (в 1955 году обладателем Кубка СССР в составе ЦДСА стал наш земляк Валентин Рыжков. А в сезоне 2009/10 обладателем Кубка России станет ещё один пермяк – Константин Зырянов, выступавший за питерский «Зенит»). Отличная реакция позволяла вратарю хорошо играть на линии, а мощные габариты и длинные руки – уверенно действовать на выходах.

Текст: Сергей Онорин

СПРАВКА

Андрей Сметанин родился 21 июня 1969 года в Перми. Большую часть карьеры на высшем уровне он провёл в московском «Динамо», где за 11 сезонов (1988-98 гг., были периоды, когда выступал за дублирующий состав) сыграл 156 матчей и пропустил 169 голов. В составе этой команды становился обладателем Кубка России (1995 г.), «серебряным» призёром (1994 г.) и 3-кратным «бронзовым» призёром чемпионата страны (1992, 1993, 1997 гг.).

В московском «Спартаке» провёл 4 сезона (1998-2001 гг.), 3-кратный чемпион России в составе красно-белых (1998, 1999, 2000 гг.). В Списке 33 лучших футболистов чемпионата России: № 2 (1996 г.), № 3 (1995 г.).

В сезонах 1986-87 гг. Андрей делал свои первые шаги в большом футболе в составе родного клуба – в пермской «Звезде», становился обладателем Кубка РСФСР (для команд 2-й лиги, 1987 г.). За два сезона вратарь сыграл за «Звезду» 20 матчей.

В разные годы выступал в саратовском «Соколе», екатеринбургском
«Урале», ижевском «Газовике», астраханском «Волгаре», московских командах
«Титан» и «Лобня-Алла». После окончания карьеры футболиста занимал пост
генерального директора мини-футбольного клуба «Динамо-2» с 2006 года до
расформирования команды в 2010 году, с 2012 года работал в СДЮСШОР «Юность
Москвы», в 2017 году был тренером вратарей в московском «Арарате».
* Приносим извинения Андрею Сметанину за неточности в пересказе истории про саратовский «Сокол» и его генерального директора (изначально мы обозначили его как президента Клуба, коим являлся другой человек).

Пермский период

Андрей, расскажи о своих первых шагах в футболе.

Когда мне было 7 лет, мама увидела объявление о наборе в футбольную школу «Звезда» и отвела меня на стадион имени Ленинского комсомола. Набирали ребят 1968 года рождения, а я был годом младше, но тренер Вячеслав Иванович Ладейщиков взял меня к себе в группу.

Слышал, что в детстве ты лихо гонял шайбу и даже как-то признавался лучшим нападающим Свердловского района Перми.

Было такое. Жил я в микрорайоне Западный (Краснова), зимой играл в хоккей, причём достаточно долго совмещал это с футболом. По утрам держал клюшку, потом бежал на футбольную тренировку, затем в школу.

Что интересного происходило в твои юношеские годы?

Мне очень повезло с тренером, Вячеславом Ивановичем Ладейщиковым. Его тренировки были настолько увлекательны и интересны, что даже зимой, когда из-за морозов в школе отменяли занятия, мы, юные футболисты, никогда не отказывались от тренировок и неслись на стадион. Вячеслав Иванович прививал нам интерес не только к футболу. Зимой, например, мы катались на коньках, играли в русский хоккей. До сих пор с удовольствием вспоминаю то время, когда мы с командой проводили летние каникулы в спортивном лагере «Звезда» под Кунгуром. Как-то приехали в лагерь на открытие смены в начале июня, а там выпал снег. Детскому восторгу не было предела. Тренер планировал наш досуг так, что мы имели возможность всесторонне развиваться и знакомились с чем-то новым. Помимо футбольных тренировок у нас были занятия и по акробатике, и по настольному теннису, и по плаванию.

В футболе начинал играть на первенство города, тогда команд было много, те ещё баталии были! Конечно же, не было равных «Звезде». Часто выезжали в Свердловскую область в город Качканар, где проходил традиционный турнир по мини-футболу, на котором я часто признавался лучшим вратарём.

По школьным годам помню тебя часто улыбающимся парнем с отменным чувством юмора. Как у тебя складывалась учёба в школе? Какие предметы любил, какие на дух не переносил?

Со средних классов я стал учиться в спортивном спецклассе пермской школы №42. У меня учёба не то, чтобы вылетала из головы (смеётся), просто занимала не первое место в жизни. Постоянное участие в соревнованиях, тренировки, а в старших классах, когда стал привлекаться к тренировкам команды мастеров, учебно-тренировочные сборы занимали до двух месяцев. Во время школьной учёбы приходилось брать с собой учебники, в свободное время самостоятельно заниматься. Прежде всего любил физкультуру. Из других предметов мне давалась математика, была интересна литература. Учителя входили в моё положение, давали некоторые поблажки, а порой и закрывали глаза на невыученные темы.

В детско-юношеских спортивных школах молодые футболисты периодически сдавали нормативы по различным легкоатлетическим и физическим упражнениям. Что больше всего не любил сдавать, а что больше всего удавалось показывать?

Мне всегда и во всём хотелось быть первым. Ну, уж если не в учёбе, то в спорте точно. И своей цели достигал. Я хорошо бегал на лыжах, на разных легкоатлетических дистанциях, достигал хороших результатов по метанию гранаты. С удовольствием брался за выполнение любого упражнения, выполнял нормативы на «отлично».

В 1986 году состоялся твой дебют за команду мастеров «Звезды». Первый блин не получился комом?

Я уже не помню, с кем играла «Звезда», но в той встрече вышел на замену, когда наша команда вела со счётом 3:0. До финального свистка я пропустил два гола, но ту игру мы довели до победы – 3:2. Вот как это назвать, комом (смеётся)?

В составе команды тогда было два вратаря: «непотопляемый» 30-летний Сергей Оборин, который проводил свой 9-й сезон в пермской команде и его дублёр, 21-летний Сергей Крюков, начинавший 4-й сезон в «Звезде». Как у тебя складывались отношения с коллегами по вратарскому цеху?

Да замечательно. Конечно, львиная доля игрового времени выпадала на Оборина, а Крюков сыграл считанное количество игр. Но косых взглядов от него на себе я не замечал, мы с ним даже стали дружить. В 1987 году он был свидетелем на моей свадьбе.

В 1986 году из молодых дебютантов в «Звезде» было четыре футболиста: ты, Сергей Шемелин, Дмитрий Зорин и Сергей Бурдин. Как ощущал себя во взрослой компании?

Коллектив был очень дружный, и я чувствовал себя в нём, как в родной семье. В том сезоне нас встретили очень тепло и, по большому счёту, не рассматривали как конкурентов на свои позиции. В те годы во Второй лиге существовал возрастной ценз, согласно которому в чемпионате страны в составе каждой команды на поле одновременно должны были выходить два молодых игрока. Такое правило нам, воспитанникам футбольной школы, было только на руку, а мастера были вынуждены с этим мириться. В конце концов, в каждом матче был важен победный результат, от которого зависела выплата премиальных. А моим лучшим другом стал Слава Оглезнев, с которым я многие годы занимался в СДЮСШОР «Звезда». Но он появился в команде мастеров с 1987 года.

В линии обороны тогда играли довольно крепкие игроки. Оценивая вратарским взглядом, можешь назвать, кто надёжнее всех действовал и на кого смело можно было положиться?

Да на всех футболистов. Анатолий Комков, капитан команды, был уже зрелым мастером, за своими плечами он имел большой опыт выступлений за разные команды. Андрей Боглаевский на футбольном поле к тому времени, что называется, не один пуд соли съел. Молодые игроки Юрий Волков, Олег Головин, Николай Яковлев чувствовали себя в своей тарелке, каждый из них находился на своём месте.

Так уж принято, что вратари голосом должны подсказывать партнёрам по команде, как действовать вблизи своих ворот в той или иной ситуации. Играя тогда в основном составе, ты мог прикрикнуть и на авторитетов команды?

Конечно. Могло от меня достаться, допустим, и Анатолию Комкову. Приходилось прикрикивать не только на игроков обороны. Ко мне как-то перед игрой подошли опытные полузащитники Сергей Дёмин и Сергей Усов, которые сказали, чтобы я во время игры не стеснялся и руководил футболистами вблизи своих ворот, желательно громко, чтобы они слышали. С тех пор, выходя на поле, забывал про авторитет своих партнёров по команде и всегда громко делал подсказки.

И материться приходилось?

Какой же мужской футбол без этого? (смеётся).

Что из себя представлял тренировочный процесс при Викторе Слесареве? Какой футбол проповедовала «Звезда» в 1986-1987 годах?

Думаю, со мной согласятся многие болельщики «Звезды» тех лет, что пермская команда демонстрировала красивую, комбинационную и зрелищную игру, ведь неслучайно на наших домашних играх трибуны стадиона заполнялись под завязку. Футболистам «Звезды» были созданы все необходимые условия для подготовки и успешного выступления в чемпионате. У нас была очень хорошая тренировочная база в Новых Лядах, на которой мы проводили много времени. Шикарная природа, неплохое футбольное поле. В свободное от тренировок время нас не запирали по номерам, мы могли совершать прогулки по лесу, порыбачить у реки.

В 1986 году у «Звезды» по 2-й зоне было аж 16 соперников, турнир был напряжённый. В итоге «Звезда» заняла 3-е место, отстав на 4 очка от куйбышевских «Крыльев Советов» и устиновского «Зенита». Третьей команда стала и по пропущенным голам за сезон. Были в то время у «Звезды» какие-то принципиальные соперники, ведь ей противостояли такие самобытные команды, как, например, «Уралмаш», «Рубин» …

Тренеры никогда не забивали нам в голову статистику, кто для нас удобный или неудобный соперник. Настрой на любую игру всегда был один – победа. Мы не переоценивали возможности, знали свою силу.

Свой первый отпуск в «Звезде» помнишь?

Честно говоря, получив месячный отпуск, не знал, чем заняться. В моём микрорайоне был единственный ресторан, и на входной двери я как-то увидел объявление, что требуется грузчик. Я устроился на временную работу, и, знаешь, мне она понравилась (смеётся).

В 1987 году ты сыграл уже больше игр, в составе не оказалось Крюкова. В «золотом» для «Звезды» сезоне какие игры запомнились больше всего?

Конечно же, в турнире Кубка РСФСР, в котором мы стали победителями. Почему-то в памяти больше осела полуфинальная игра в Барнауле с местным «Динамо». Были дальний перелёт, бессонная ночь в автобусе, на котором мы добирались в Барнаул из Новосибирска. В основном составе с первых минут из молодых игроков Слесарев выпустил меня и Славу Оглезнева. Игра началась, а мы вовсе не выглядели сонной и вялой командой, будто не было дальней дороги. Я метался от штанги к штанге, по всей штрафной площади. В итоге, мы победили со счётом 2:1. Первая финальная игра проходила с «Зорким» в Красногорске. Место в воротах снова занял я. После первого тайма счёт на табло – 0:0. Во втором тайме хозяева забили в мои ворота два гола, затем Коля Яковлев счёт сократил. После поражения 1:2 нас ожидала ответная игра в Перми, в которой место в воротах занял уже Сергей Оборин. Тогда мы победили с убедительным счётом 3:0, и заветный кубок оказался в наших руках.

В 1987 году «Звезда» оторвалась от своего ближайшего преследователя, свердловского «Уралмаша», на 4 очка и уверенно стала победителем своей зоны. В 32 играх команда проиграла всего 3 раза и все на выезде, причём далеко не лидерам турнира (1:2 – «Дружбе» в Йошкар-Оле, 0:1 – «Рубину» в Казани и 0:1 – «Турбине» в Брежневе – прим. авт.). Наверняка футболистам доставалась какая-то критика от главного тренера. Если говорить про тебя, какие «шишки» сыпались от Слесарева?

В чемпионате мы преследовали одну единственную задачу – занять первое место, и Виктор Ефимович планомерно нас к ней вёл. Каких-то особых индивидуальных взбучек от тренера или экстренного командного собрания я не припомню. Слесарев при разборе игр спокойным тоном указывал на допущенные игроками ошибки, доходчиво объяснял правильные действия. Так получилось, что годы спустя судьба вновь свела меня в одной команде с Виктором Ефимовичем (в 2005 году в ижевском «Газовике-Газпром» - прим. авт.), и я ни разу не становился свидетелем того, чтобы он переходил на крик или жёстко критиковал кого-то.

Слышал, что после сезона 1987 года на тебя претендовал ЦСКА, но их опередили представители московского «Динамо». Как развивались события по переходу талантливого пермского вратаря в элиту отечественного футбола?

После первого финального матча на Кубок РСФСР в Красногорске ко мне подошёл селекционер московского «Динамо» Евгений Фёдорович Байков, который начал разговор о том, что мною интересуется динамовский клуб. Такую картину увидел Слесарев и поспешил выяснять, что это за человек. Байков поспешно сунул мне в руку бумажку с номером его телефона и ушёл.

В конце сезона «Звезда» участвовала в переходном турнире, в котором вела борьбу за путёвку в Первую лигу. Соперниками были команды из Чимкента и Хабаровска, добираться туда приходилось самолётом через Москву. Когда мы прилетали в столицу, я выходил на связь с Байковым, и он подтверждал заинтересованность «Динамо» во мне.

Перед последним матчем сезона мы находились на своей тренировочной базе, и утром Виктор Ефимович по внутренней связи вызвал меня к себе в кабинет, сказав при этом, что ко мне кто-то приехал и хочет поговорить. Перед этим он спросил, за какую команду в будущем я хочу играть. Я ответил, что за «Динамо». В кабинете сидел человек, который представился начальником московского «Динамо» Николаем Александровичем Толстых, фамилию которого я раньше и не знал. После обстоятельного разговора мы ударили по рукам, и на следующий день я уже улетел в Москву в расположение «Динамо». Пермская команда провожала меня тёплыми напутственными словами, пожелав успехов в именитом клубе. 

Покорение Москвы 

Как проходила твоя адаптация к Москве – городу, который станет твоим вторым домом?

Ещё в Перми, обсуждая условия моего договора с «Динамо», я сразу сказал Толстых, что супруга должна переехать в Москву со мной. Тот пообещал, что проблем с квартирой не будет. Первое время я жил в гостинице рядом со стадионом «Динамо», а вскоре нам действительно выделили служебную квартиру, и ко мне приехала жена. Никаких бытовых проблем не возникало, хорошо шли дела в команде. В общем, грустить не приходилось. А потом пришла пора службы в армии, которую мне устроили через динамовский клуб. Так, первые два года я как бы служил в армии, а играл за дублирующий состав.

В основном составе «Динамо» ты дебютировал в 1990 году. Свой первый матч в Высшей лиге помнишь?

Мы играли на своём стадионе с ЦСКА. За несколько дней до игры получил травму наш основной вратарь Дмитрий Харин, за день до игры сломал палец на руке Александр Уваров. В ворота пришлось ставить меня. В итоге, та встреча завершилась нулевой ничьей. Провёл я в основе и следующие две игры. В одном матче победили, а вот в Днепропетровске проиграли «Днепру» со счётом 1:5. В том сезоне на поле меня больше не выпускали.

Позже я как-то прочитал слова одного из великих вратарей, который сказал: «Я в воротах не стою, я в воротах играю». Так вот, считаю, что в Днепропетровске я не играл, а простоял. Эти слова мне запомнились на всю жизнь, и в последующие годы я частенько их говорил молодым вратарям. От себя добавлял, что в воротах играют, а стоят в зоопарке.

В 1991 году из «Динамо» уехал Александр Уваров и, казалось, у тебя будет больше игрового времени. Но перед началом сезона вдруг приобрели голкипера Валерия Клейменова, который всерьёз заявил о своей конкурентности. Закипело тогда внутри?

На предсезонных сборах в команде появился другой новый вратарь – Андрей Саморуков, который, правда, не подошёл «Динамо». А когда появился Клейменов, конечно, началась конкуренция. Сыграли с ним по очереди несколько матчей. После одного из них захожу в раздевалку, а Николай Палыч Гонтарь, тренер вратарей, говорит – так, чтобы главный тренер Валерий Газзаев слышал: «Валерка Клейменов, конечно, хороший вратарь, но Андрюха всё-таки намного лучше». Я такой гордый ходил после этого. Как же, Палыч похвалил! Должен сказать, что Клейменов выходил играть тогда, когда у меня были травмы.

Надо полагать, пик твоей славы в «Динамо» пришёлся на выдающуюся игру на протяжении сезона 1995 г. и особенно на две выигранные серии пенальти – в финале Кубка страны у «Ротора», где ты отбил решающий удар вратаря соперника Игоря Корниеца (динамовцы победили по пенальти – 8:7) и в 1/8 финала Кубка кубков с чешским «Градец-Кралове» (соперники обменялись победами 1:0, и в Чехии победителя пары определила серия пенальти), в которой ты отразил три удара («Динамо» победило со счётом 3:1 – прим. авт.).

Да нет, раскрылся я намного раньше. Обо мне узнали и запомнили после первой же игры за «Динамо» против ЦСКА в 1990 году (смеётся).

Свой последний официальный матч за «Динамо» ты провёл в сезоне 1997 года против челнинского «КамАЗа», в котором вы разгромили соперника (6:1). Наверняка ты тогда и не предполагал, что скоро тебе придётся сменить клуб. В 1998 году состоялся твой громкий переход в столичный «Спартак». В прессе как-то не очень распространялись на эту тему, но я знаю, что ты не по своей воле покинул динамовский коллектив. Что за история там случилась?

Начну сначала. В 1997 году «Динамо» проиграло финал Кубка страны московскому «Локомотиву» – 0:2, а я уже тогда играл на уколах, спина болела так, что спать спокойно не мог. После следующей игры, с ярославским «Шинником» в чемпионате, в которой мы сыграли вничью 0:0, решил уйти на основательное лечение. Подвернулся мне один маг-чародей из Сочи, который стал колдовать надо мной. Три дня лечился в Москве, потом улетел на недельку отдохнуть в Сочи. Вернулся в Москву, приступил к тренировкам, а во время моего отсутствия место в воротах «Динамо» занял Дмитрий Тяпушкин. Мне дали сыграть заключительную игру сезона с «КамАЗом», потом команда ушла в отпуск.   

Подготовку к сезону начали на сборах во Франции. В первой же товарищеской игре я опять получил травму – мениск. После этого тренеры стали закрывать на меня глаза. До начала чемпионата оставался месяц, а на место основного вратаря стали наигрывать двух Дмитриев: Тяпушкина и Крамаренко. Сезон я начал в «глухом» запасе.

У «Динамо» следовали поражения одно за другим, команда плелась в конце турнирной таблицы. К тому времени я окончательно восстановился, надеялся, что мне дадут шанс выйти на поле, но просвета не было. И однажды мне позвонил генеральный директор московского «Спартака», который поинтересовался, не желаю ли я перейти в спартаковский клуб. Терять мне было нечего, я согласился.

Но ты же понимал, что будешь дублёром Александра Филимонова? В 1998 году в основе ты провёл всего пару матчей, а Филимонов в третий раз был признан лучшим вратарём России. Каково было находиться в тени основного вратаря, когда тебе 29 лет?

Ничего страшного в этом не видел. Как мне сказал главный тренер «Спартака» Олег Иванович Романцев: «Ты будешь не дублёром Филимонова, а его помощником». Эти слова меня воодушевили. Когда я появился в «Спартаке», Филимонов ещё больше «расцвёл», в игровом плане. Я был даже рад, что моя спортивная судьба получила такой оборот. 

Ах, как хочется вернуться, где всё просто и знакомо… на денёк 

Был ли ты в заявке «Спартака» на легендарный матч 1/16 финала Кубка России в 1998 году, когда красно-белые играли в Перми против «Амкара» и сенсационно проиграли?

Да, в воротах тогда играл Филимонов, я находился на скамейке запасных. «Спартак» приехал в Пермь в боевом составе, только вот главный тренер Романцев из-за болезни остался в Москве. После финального свистка все игроки молча сидели в раздевалке с потухшими глазами, никто не мог понять, как мы проиграли.

В течение всего матча «Спартак» не вылезал с половины поля соперника, игроки наносили удар за ударом с разных позиций, но мяч никак не хотел залетать в ворота. А в конце игры кто-то из пермяков (Владимир Бенедский – прим. авт.) убежал в прорыв в сторону наших ворот, после его удара мяч встретил кочку и, изменив направление, попал в сетку ворот. В футболе такое бывает. Через две недели после этого поражения «Спартак» вышел против мадридского «Реала» в Лиге чемпионов и победил, возглавив свою группу.

Мне же тогда было очень приятно вернуться в Пермь на свой родной стадион, вот только сыграть не удалось. На «Звезде» царила шикарная атмосфера спортивного праздника, трибуны были переполнены пермскими болельщиками. Но от вида футбольного газона я пришёл в ужас. Вспоминаю, когда я был юным футболистом, нашу команду изредка выпускали на основное поле, где мы помогали работникам стадиона ухаживать за зелёным газоном. Нам давали какие-то совочки, и мы в них собирали одуванчики, чтобы поле было ровным-ровным. А то, что я увидел на стадионе «Звезда» в сентябре 1998 года, несколько омрачило моё настроение. Тогда удалось повидаться с мамой, которая для этого специально приехала на игру. Парой приветственных слов перекинулся со своими бывшими звездинскими одноклубниками, ведь свободного времени было в обрез.

До этого приезда удавалось гостить в Перми?

В середине 90-х приезжал пару раз, находясь в отпуске. Был зимой, очень скучал по пермскому снегу (смеётся).

Но в Пермь ты приезжал ещё в сезоне 2003 года в составе «Урала» на матч Первого дивизиона с «Амкаром».

Перед этим выездом «Урал» плёлся в конце турнирной таблицы, нам были необходимы 3 очка, чтобы выйти из опасной зоны. «Амкар» шёл в лидерах и дома играл безукоризненно. И в тот раз у пермяков не произошло осечки, они победили со счётом 2:0. Голы я пропустил от Дмитрия Пятибратова и от Кости Парамонова с пенальти. Как всегда, на трибунах пермского стадиона был аншлаг. Кстати, ранее с Пятибратовым я пересекался в одной команде, мы играли вместе в Астрахани. 

«Помотало» по городам и весям 

После больших клубов тебе пришлось поездить по другим городам. Екатеринбург мы уже упомянули, но именно в той команде с тобой произошёл инцидент. В одном из матчей ты, капитан команды, получил красную карточку и был дисквалифицирован аж на 5 матчей. Похоже, случай был неординарный, ведь ты раньше никогда не удалялся с поля. Что там такого произошло?

Играли с тольяттинской «Ладой». Шёл первый тайм, после углового удара и последующего отскока я поймал мяч. В этот момент нападающий соперника попал мне своей конечностью между ног. Ну, я развернулся и дал своему обидчику пинка под зад. Подбежал судья и сразу же предъявил мне красную карточку.

С саратовским «Соколом» и астраханским «Волгарём» в 2002 году ты скандально расстался …

Саратов – специфичный город, там все машины едут только в одну сторону. В 2001 году у футбольного клуба «Сокол» был странный генеральный директор, у которого стены кабинета были завешаны грамотами и благодарственными письмами, шкафы обставлены разными раритетами. Сам же он всегда ходил в спортивном костюме и в тапочках. Я никак не мог понять, как он руководил клубом. В том сезоне в команде собрался довольно крепкий коллектив, играли такие опытные футболисты, как Олег Веретенников, Андрей Федьков и другие. Напомню, «Сокол» выступал тогда в высшем дивизионе. После 11 туров мы так набрали ход, что с самарскими «Крыльями Советов» возглавили турнирную таблицу.

И вот, он собрал всю команду вместе и сказал, что за эти 11 туров мы набрали столько очков, сколько он планировал набрать за сезон. Его следующие слова повергли весь тренерский состав и игроков в шок, мол, извините, ресурсы клуба на исходе и денег для команды нет. Полсостава состояло из приезжих футболистов. Все призадумались, как дальше выполнять свою работу, если тебе открытым текстом первое лицо клуба сообщило, что команда фактически будет играть без зарплаты.

Тот сезон мы достойно отыграли, в итоге финишировали на 8-м месте. Все надеялись, что с нами по окончанию чемпионата расплатятся по всем долгам, но были лишь одни обещания. Тем не менее, я решил остаться в Саратове ещё на сезон. Прошло 3 месяца, а проблема не решалась. Я стал теребить руководство клуба, требовать выплаты накопившихся по контракту долгов. Но всё было тщетно. Дело дошло до судебных разбирательств. Деньги я так и не получил и вскоре покинул город, о котором у меня остались только плохие воспоминания.

С аналогичной проблемой столкнулся и в своей следующей команде. Астраханский «Волгарь-Газпром» возглавлял Валерий Викторович Овчинников по прозвищу Борман. Команда выступала в Первом дивизионе, и её состав подбирался для Высшей лиги на следующий сезон. Однако игра не пошла, и «Волгарь» вообще был вынужден бороться за выживание. А всё потому, что и там руководство клуба нещадно обманывало по контрактам.

Выступления в большом футболе ты закончил в 2006 году в московской команде «Лобня-Алла» во Второй лиге. Название команды, по большому счёту, ничего не говорит. И как тебе, большому мастеру, игралось в турнире, где приходилось ездить на игры в провинциальные города?

Ну, я ведь ещё сезоном ранее играл во Второй лиге за Ижевск, так что было не привыкать. К тому времени я уже устал разъезжать на автобусах по разбитым российским дорогам, поэтому на закате карьеры выбрал команду поближе к дому. В «Лобне-Алле» собрался хороший коллектив, многие футболисты уже имели большой опыт выступлений за разные команды Первого и Высшего дивизионов.

Многие спортсмены к завершению карьеры сохраняют себе на память какие-то атрибуты и спортинвентарь, связанные со своими выступлениями: футболки, шайбы, клюшки, мячи... Сохранил ли ты себе на память что-то подобное, напоминающее о былых заслугах? Ну, скажем, вратарские перчатки?

Никогда не озадачивался такой темой. Что касается вратарских перчаток, так они всегда были при мне. Раньше часто приходилось играть в разных турнирах и матчах за ветеранов «Динамо», «Спартака», но всегда считал, что играть нужно только в новых перчатках.

Наверняка в своей футбольной карьере верил в какие-то приметы?

Всегда, ещё с пермских времён. В разные годы и в церковь ходил, и святую воду использовал, и амулеты при себе держал.

В бытность уже известного футболиста поддерживал ли какую-то связь со своими земляками-спортсменами?

В социальных сетях никогда не общался, а вот по телефону всегда на связи. Звонят, как правило, знакомые земляки, которым нужен какой-то совет. Например, не так давно мне звонили Юра Хайрулин (с 1993 по 2003 гг. играл за пермские команды «Динамо», «Звезда», «Амкар», чайковскую «Энергию» прим. авт.), Женя Ярков (воспитанник СДЮСШОР г. Перми, выступал за «Амкар» с 1997 по 2002 гг. – прим. авт.), у которого возникла мысль возродить футбольную команду пермского «Динамо». Всегда приятно слышать голоса своих земляков.

В Интернете увидел сайт «Школа вратарей Андрея Сметанина». Что это за проект?

Сейчас работаю с юными вратарями в московском «Спартаке-2». В настоящее время в моей группе занимаются 16 человек в возрасте от 6 до 16 лет, занятия проходят два раза в неделю на стадионе «Спартаковец» на поле с искусственным покрытием или в спортзале. Сайт «Школа вратарей Андрея Сметанина» – возможность для каждого познать азы вратарской профессии в футболе. В различных разделах даю советы, делюсь современными методиками преподавания вратарского искусства, и ещё есть много чего интересного для тех, кто решил стать вратарём.

Слышал о возрождении пермской «Звезды» в 2018 году?

Что значит слышал? Все эти годы я слежу за развитием пермского футбола, в курсе всех происходящих событий. Два года назад, узнав о возрождении своего родного клуба, испытал неописуемую радость, ведь политика руководства клуба такая, что в команде преимущественно должны играть местные воспитанники.

В существовавшем до недавнего времени «Амкаре», единственной команде мастеров в Пермском крае, на протяжении многих лет так и не появился ни один местный футболист, кроме экс-звездинцев. Это было неправильно.

Надеюсь, руководство края будет продолжать поддерживать возрождённую футбольную команду, у которой за плечами большая и интересная история, богатые футбольные традиции, и будет оказывать ощутимую помощь в дальнейшем развитии и полноценной жизнедеятельности. Тогда и у самых ярых пессимистов отпадут сомнения, что в ближайшее время в пермской «Звезде» обязательно появятся свои футбольные таланты, которыми будет гордиться весь Пермский край.

Фотографии
Следите за нами в соцсетях
Спонсоры и партнёры
Спонсоры ФК «Звезда»
Партнёры ФК «Звезда»
Технический партнёр ФК «Звезда»
Информационные Партнёры ФК «Звезда»
Титульный спонсор лиги
Партнеры лиги
Свяжитесь с нами
г. Пермь, ул. Куйбышева, 95 — стадион «Звезда»
АНО «Футбольный клуб «Звезда» Пермь»
Купить билеты