ПЗЩ
Сергей Худорожков
СССР, Пермь
Дата рождения
02.01.1962
Рост
176
Вес
75
Матчей сыграно
430
Голов забито
87

Сергей Худорожков: «У Бескова я оставил приятное впечатление»

Экс-футболиста пермской «Звезды», мастера спорта СССР Сергея Худорожкова несомненно можно назвать легендой футбола Прикамья. Безупречно отыграв за «Звезду» более десятка лет, в её историю он вошёл как третий «гвардеец» Клуба по количеству сыгранных игр (430) и третий лучший бомбардир (87 голов) за все годы. В составе «Звезды» Сергей становился двукратным победителем зоны Второй лиги чемпионата СССР (1985, 1987 гг.), обладателем Кубка РСФСР (1987 г.), «бронзовым» призёром чемпионата России Первой лиги (зона «Центр», 1992 г.). В футбольной биографии Сергея Худорожкова были выступления и за другие клубы. На днях мы побеседовали с ветераном пермского футбола, которому было, что вспомнить из своей спортивной жизни.

Текст: Сергей Онорин

СПРАВКА

Сергей Худорожков родился 2 января 1962 года в Перми. За пермскую «Звезду» отыграл 13 сезонов (1982-94 гг.): на поле выходил в 430 играх, забил 87 голов. 3 сезона провёл во Второй и Третьей лигах в составе пермского «Амкара» (1995-97 гг.): 96 игр, 7 голов. Профессиональную карьеру завершил во Втором дивизионе в пермском «Динамо» (1998 г.): 17 игр.

Кандидат в мастера спорта в 16 лет

Известно, что ты воспитанник пермской футбольной школы «Прикамье». Какие пути привели закамского мальчишку в футбольную секцию?

На стадион меня привёл папа ещё в дошкольном возрасте, но тогда в футбольную команду «Прикамье» принимали ребят намного старше меня. Пришлось ждать 4 года, когда проходил набор мальчишек 1962 года рождения. Но до этого я всё равно периодически приходил на стадион и гонял мяч со старшими товарищами. Тренировал нас тогда тренер Лыков. Начав систематические занятия футболом с ровесниками, на разных турнирах за сезон забивал несколько десятков мячей, играл в нападении. Наставником нашей группы был Борис Иванович Баранов.

Каким образом ты попал в поле зрения известного на всю страну в 1970-80-х гг. ленинградского футбольного интерната?

В юношеские годы меня стали включать в состав сборной Перми. В 1977 году мы принимали участие в зональном турнире первенства СССР среди юношей, где я был признан лучшим полузащитником. На турнире присутствовали футбольные специалисты из разных городов СССР, ну, меня и заприметили функционеры из Ленинграда. По возвращению домой пришло письмо из этого города, в котором говорилось, что меня хотят видеть среди учащихся ленинградского спортивного интерната. Я сразу к родителям: «Отпустите!». Мне было 15 лет. Они долго возражали, но всё же дали своё согласие.

Как школьнику жилось в незнакомом городе вдали от дома?

Первый год очень скучал по родным и друзьям, своему Закамску. Но я справлялся с учёбой, у меня хорошо шли дела на футбольном поле, постепенно стал осваиваться. В нашем интернате находились два корпуса: в одном проживали иногородние парни-футболисты, в другом – девушки по разным видам спорта. На первых же тренировках заметил, что они намного отличались от занятий в Перми. В интернате работали квалифицированные тренеры по отлаженной системе, на тренировках рассматривали всевозможные нюансы игры, отрабатывали их на практике.

Режим дня был строгий. Утром – учёба, в полдень – тренировка, во вторую смену опять учёба, после которой следовала вечерняя тренировка. Свободное время появлялось только после ужина, в 23 часа – отбой. После этого времени дверь в интернат закрывалась, а опоздавшие оставались на улице. В выходные дни нам предоставлялся отдых. С ребятами с утра до вечера пропадали в городе, в Ленинград сразу же влюбились. В первые дни побывали в Эрмитаже, ездили в Петергоф, взгляд не могли оторвать от изумительной архитектуры северной столицы.

Учащиеся интерната участвовали в самых разных соревнованиях, было очень интересно. Так, в составе своей футбольной команды в 16-летнем возрасте принял участие в союзной Спартакиаде школьников в Ташкенте. Состязания проходили по разным видам спорта. В футбольном турнире мы попали в «Финал шести» и, согласно регламенту соревнований, получили звание кандидатов в мастера спорта. Это был мой первый успех в футболе, а удостоверение и значок до сих пор храню дома.

И, конечно же, не забыть ежегодные соревнования среди спортивных интернатов, которые тогда существовали в Советском Союзе. Каждый раз такие чемпионаты проходили в каком-то городе. Я со своей командой ездил в Вильнюс, дважды в Ереван, однажды турнир проходил в Ленинграде. Дважды мы попадали в тройку призёров. Должен сказать, что соперники были очень сильные. Как правило, побеждали юношеские команды из Армении, Грузии или Москвы. 

«Зенит»: дубль, мастера, дисквалификация

Сергей, твоя клубная карьера футболиста началась в ленинградском «Зените». В 1979 году ты был включён в дублирующий состав «Зенита» Павлом Садыриным. Как оценил свой дебют на всесоюзной арене среди молодёжных команд Высшей лиги?

Когда сдавали свои последние экзамены в интернате, будущие выпускники были в большом волнении и задавались единственным вопросом: «Что будет со мной завтра?». Я почему-то был спокоен и не терзал себя отвлекающими от учёбы мыслями. И радостная новость не заставила себя долго ждать – вскоре получил приглашение играть за дублирующий состав «Зенита». От игры в чемпионате получал удовольствие и в ходе своего первого сезона видимо не случайно дважды получал приглашение на сборы в состав молодёжной сборной РСФСР.

Уже в следующем сезоне в 18-летнем возрасте состоялся твой дебют за основную команду «Зенита». Из дубля с тобой в основной состав ещё кто-то привлекался?

В рамках предсезонного сбора дублёрам предстояло сыграть в товарищеском матче с основным составом ярославского «Шинника». В итоге, мы победили со счётом 4:2. В той игре я забил 2 мяча, сделал голевой пас и на себе заработал пенальти. После игры тогдашний главный тренер основного «Зенита» Юрий Андреевич Морозов сказал Садырину: «Давай-ка Худорожкова с Брошиным ко мне». У нас в группе было 35 молодых игроков и вот мне и местному воспитаннику Валерию Брошину «подфартило» – на нас обратил внимание «большой» «Зенит».

Если посмотреть на состав «Зенита» 1980 года, голова может пойти кругом, увидев «звёздные» фамилии советского футбола: любимцы ленинградской публики тех времён – защитники Владимир Голубев и Анатолий Давыдов, форвард Владимир Казачёнок, восходящие «звёзды» – вратарь Михаил Бирюков, полузащитники Николай Ларионов, Юрий Желудков, Сергей Веденеев… Каково было оказаться в такой компании?

Был сумасшедший мандраж. Страшно было после дубля оказаться в одном составе с мастерами и асами футбола. На тренировках они носились по полю так, что я просто не успевал за ними. Юрий Андреевич (Морозов – прим.) был очень принципиальным и строгим тренером. Если не добежишь пять метров, от него могло так достаться, что доводилось долго приходить в себя. Упор в его тренировочном процессе делался больше на физические упражнения. Он был известен как многолетний соратник и последователь Валерия Лобановского, следовал его системе.

Согласно статистическим данным, в 1980 году ты сыграл за будущего «бронзового» призёра чемпионата страны (тогда ленинградская команда впервые в своей истории вошла в число призёров – прим. авт.) всего в двух играх. Помнишь те события?

Дело было летом. Меня поставили на ставку, оклад составлял 60 рублей, что было не так плохо для молодого футболиста. Мой дебют пришёлся на игру в Донецке с «Шахтёром». Я вышел на замену за 10 минут до конца игры, мы проигрывали 2:4. Только вышел на поле, нам загнали пятый гол. Уже в следующей игре в Москве нам противостоял «Локомотив». Я вышел в стартовом составе, отыграл полтайма, после чего был заменен. В итоге мы выиграли со счётом 4:2. После этой победы получил свои первые и последние премиальные.

Почему не срослось в дальнейшем?

Схватил «звёздную» болезнь. У меня никогда не было модной одежды и, когда в «Зените» выдали форму, фирменный спортивный костюм, голова закружилась, жизнь вокруг меня стала казаться красивой и беззаботной. За свою беспечность и вальяжность я был наказан, возвращён в дублирующий состав, там вновь надел капитанскую повязку. После этого стал внимательнее и требовательнее к себе относиться. Надеялся в скором времени вернуться в основной состав, но…

В 1981 году дублирующему составу предстояла игра в Баку. Однако игра не состоялась, поскольку автобус с игроками местного «Нефтчи» по пути следования на стадион столкнулся с трамваем. Полкоманды увезли в больницу, встречу отменили. У нас появилось свободное время, и я со своим товарищем отправился в магазин. Нам заказали купить в Баку их местного вина, которого не найти у нас в Ленинграде. В гостинице нас кто-то увидел с вином и донёс главному тренеру «Зенита». Морозов тут же вызвал меня на «ковёр». Я пытался оправдаться, объяснить, что купил вино на чужие деньги под заказ другим людям, но тут вмешался ещё кто-то из тренеров. Слово за слово и наконец Морозов мне заявил: «Ты отчислен из команды!».

Что было потом?

После конфликта меня решили перевести в ленинградское «Динамо», которое тогда играло в Первой лиге. Успел за них сыграть две игры, но дальнейшие события перевернули всё с ног на голову. То происшествие дошло до ушей управления футбола СССР, и его тогдашний начальник Вячеслав Колосков вызвал к себе Морозова. В результате всех разборок меня вовсе дисквалифицировали на год, то есть я не мог играть ни за одну команду в чемпионате страны. Полгода после этого ещё прожил в Ленинграде, самостоятельно поддерживал спортивную форму. Приезжал на тренировки к ребятам в спортивный интернат, играл за местную команду «Светлана» в чемпионате города.

Пошёл как-то на стадион на домашнюю игру «Зенита» и встретил там своего первого тренера Бориса Ивановича Баранова, который во время отпуска гостил в Ленинграде у своих родственников. Выслушав мою историю, Борис Иванович пообещал по возвращению домой помочь мне с трудоустройством. И действительно, уже через неделю в Ленинград приехал тогдашний начальник пермской «Звезды» Юрий Араратович Баяхчиянц, который предложил мне стать игроком пермской команды. На тот момент я уже был студентом ленинградского пединститута, мне предстояла сдача экзаменов. Баяхчиянц уверил, что решит все организационные вопросы с переводом в пермский ВУЗ, и осенью 1981 года я был уже в Перми.

Дебют в «Звезде» после упорных тренировок

И вот, приехал в Пермь, сразу заиграл в «Звезде?

Нет. На дворе стоял месяц октябрь, и «Звезде» оставалось провести в чемпионате страны две игры. Встретивший меня главный тренер пермской команды Геннадий Борисович Бондаренко сказал, что готов увидеть меня в коллективе после новогодних праздников, когда футболисты выйдут из отпуска и начнут подготовку к новому сезону. Когда команда отдыхала, я в течение полутора месяцев набирал спортивную форму, утром и вечером в кедах по снегу бегал кроссы, возился с мячом. После отпуска на своих первых тренировках футболисты «Звезды» выглядели вялыми, а я, как угорелый, вовсю носился по полю. С Бондаренко у меня сложились хорошие отношения, он видел моё трудолюбие на тренировках и был доволен таким отношением к делу. Четыре месяца предсезонной подготовки пролетели незаметно, и в начале сезона 1982 года я впервые вышел в футболке «Звезды». Мне было 20 лет.

С кем-то из игроков «Звезды» раньше приходилось пересекаться?

Разве что с Колей Яковлевым, поскольку сталкивался с ним на южных сборах в составе молодёжной сборной РСФСР.

Забив за сезон по 10 голов вместе с Михаилом Шестаковым и поделив с ним звание лучшего бомбардира команды, нельзя сказать, что ты долго вливался в новый коллектив. Принято считать, что родственную душу человек в коллективе находит прежде всего из числа своих ровесников. В 1982 году близким тебе по возрасту, кроме уже упомянутого Николая Яковлева, в команде были Сергей Таренко, Олег Ситников, Алексей Машков, Юрий Бурдин. С кем чаще всего общался вне раздевалки, с кем комфортно игралось на футбольном поле?

Кстати, Миша Шестаков в том сезоне тоже был дебютантом «Звезды», он приехал из нижнетагильского «Уральца». Сразу подружился с Лёшей Лунёвым, он тоже был новичком в команде. Чуть позднее сдружился с Юрой Бурдиным, с которым делил номера в гостиницах на выездных играх и на тренировочной базе. На поле общий язык находил со всеми игроками.

В советское время игроки выходили на поле с номерами на футболках с 1-го по 11-й. Под какими номерами тебе приходилось играть за «Звезду», и как проходил такой выбор в пермской команде?

В сезоне 1982 года была свободна футболка под номером 8, и я несказанно был этому рад. Этот номер мне полюбился ещё в ленинградском интернате, под ним я и играл. Под этим номером я выступал все свои годы в «Звезде», а также три сезона, которые отыграл в «Амкаре».

В 80-х гг. «Звезда», за исключением 1988 года, выступала во Второй лиге, но при этом пермский стадион им. Ленинского комсомола зачастую заполнялся на домашних играх, что называется, под завязку. Правда, что свои болельщики на трибунах – это большой стимул для футболистов к победному результату?

А как же иначе!? Во всяком случае во времена моих выступлений. Футболист всегда чувствует поддержку своих поклонников, и это окрыляет его на поле. Ну вот почему раньше в Перми на футбол ходило много зрителей? Да потому что футболисты играли с душой, в первую очередь для болельщиков, и те не скупились на аплодисменты и восторженные слова. У болельщиков «Звезды» прошлых лет всегда были свои местные любимцы на поле, отличавшиеся почерком игры. Кто-то приходил в восторг от изящных финтов того или иного футболиста, кто-то от стремительного дриблинга или техники при владении мячом. К сожалению, в последние годы многие футболисты утратили свою личность на футбольном поле, готовы выполнять лишь строгие установки тренера, тем самым отрабатывая свой оклад. Провёл весь матч без замены, и уже хорошо. 

Попытки вернуться в «вышку» потерпели неудачу

В 1985 году у тебя появился шанс вновь окунуться в большую футбольную жизнь – тебя пригласили на просмотр в Высшую лигу, и не куда-нибудь, а в московский «Спартак», который тогда возглавлял Константин Бесков.

Тут получилась такая история. Изначально я и не собирался ехать на просмотр в «Спартак». В 1983 году Юрий Андреевич Морозов покинул «Зенит» и возглавил киевское «Динамо», а его место в ленинградском клубе занял Павел Фёдорович Садырин. Как потом выяснилось, Садырин про меня не забыл, и после возвращения в Пермь следил за моей карьерой. По ходу сезона 1985 года он вышел на меня и стал звать в «Зенит». Обещал место в составе, выделить в Питере квартиру. Уже тогда в «Зените» происходило омоложение состава, закончили играть ветераны Анатолий Зинченко, Владимир Голубев, Владимир Казачёнок и другие. В основе появились Игорь Яковлев, Владимир Долгополов, Валерий Брошин, те, с кем я играл ещё в дубле. В общем, у меня маячила перспектива вернуться в Высшую лигу.

Но о таком разговоре узнал главный тренер «Звезды» Виктор Ефимович Слесарев, которому не слишком понравилась идея моего возможного отъезда, и он выбрал следующую тактику. Я всегда был большим поклонником «Спартака», и об этом все в пермской команде знали. Когда мы на тренировке проводили двухсторонки небольшими составами, я выбирал себе в команду, как правило, игроков, которые чаще всего в официальных играх сидели на скамейке запасных, и называл нас «спартаковцами». Против нас играли другие футболисты, которых мы называли «зенитовцами».

И вот, Слесарев мне как-то говорит, не желаю ли я отправиться на просмотр в столичный «Спартак», мол, есть такая возможность. А дело было в том, что в «Спартаке» собирался на «пенсию» их центральный полузащитник Юрий Гаврилов, и клуб на «вакантную должность» устраивал всесоюзные смотрины, рассматривались футболисты из разных городов и лиг. Слесарев наверняка был уверен, что я не подойду «Спартаку» и затем благополучно вернусь в Пермь.

Тем не менее, я «купился» на такую возможность воплотить свою детскую мечту оказаться в «Спартаке» и отправился туда на просмотр. В Москве в расположении «Спартака» я был дважды. Осенью состоялось моё знакомство с Константином Ивановичем Бесковым. За вторую команду «Спартака» я провёл две встречи и у мэтра отечественного футбола оставил благоприятное впечатление. Тогда он мне сказал, чтобы я возвращался домой, а после новогодних праздников опять приехал в Москву, когда «Спартак» приступит к предсезонной подготовке к новому чемпионату.

Настроение у меня было отличное. Как никак, в те дни познакомился со всей командой, общался с Ринатом Дасаевым, Александром Бубновым, Борисом Поздняковым, на тренировках в разминках был в паре с Фёдором Черенковым. Да и радовало то, что из 70 рассматриваемых кандидатов дальнейший разговор на попадание в «Спартак» шёл только с 12 футболистами, среди которых был и я. Кстати, среди реальных кандидатов были Юрий Суслопаров, Владимир Капустин, Виктор Пасулько, для второй спартаковской команды реально рассматривали более молодых футболистов Игоря Шалимова и Александра Мостового.

Контрольные смотрины должны были начаться 6 января. И так случилось, что я приболел. В аэропорту при вылете более часа ожидал посадку, да ещё попал там на сквозняк. Прилетел в Москву с простудой. На спартаковском турнире в первых играх забил 3 гола, но затем почувствовал ухудшение самочувствия и на поле больше не выходил. После турнира ко мне подошёл тренер спартаковцев Пётр Евгеньевич Шубин, который поблагодарил за игру, но сказал, что команде я не подхожу. Я был в большом унынии и тогда решил напомнить о себе Садырину, который уже давно ждал от меня телефонного звонка. А тот уже знал о моих спартаковских смотринах. Исторически взаимоотношения между «Зенитом» и «Спартаком» были, мягко говоря, недружелюбны, и разговор с Павлом Фёдоровичем получился коротким. Тот мне дал «от ворот поворот».

В 1989 году тебе предоставилась ещё одна возможность оказаться в коллективе Высшей лиги – волгоградском «Роторе», и ты ею воспользовался. Правда, вскоре оказался вновь в Перми.

В «Ротор» меня и нападающего «Звезды» Владимира Филимонова позвал Виктор Евгеньевич Прокопенко, который завоевал с волгоградской командой путёвку в Высшую лигу. Мы влились в новый коллектив, приступили к работе, а вскоре Прокопенко решил уехать на свою малую Родину в Одессу, где ему предложили возглавить «Черноморец». Бразды правления на себя в «Роторе» принял уже знакомый мне экс-помощник Бескова Шубин. Он стал прививать команде спартаковский стиль, который игрокам совсем не нравился, в такой футбол здесь никогда не играли. И перед самым началом сезона последовала его отставка – не сработался с коллективом.

Тогда команду принял известный советский тренер Александр Александрович Севидов. И стало ещё хуже. Этого наставника многие футболисты невзлюбили из-за его придирчивости, утомляемых физическими нагрузками тренировок. Я отыграл 5 матчей, после чего Севидов усадил меня на скамейку запасных. Я решил не мучиться и вернуться домой. Ещё раньше команду покинул Владимир Филимонов, он отправился искать футбольное счастье в Киргизию. Кстати, на поле в составе «Ротора» он провёл вообще две игры. Позже из Волгограда стали отбывать другие приглашённые футболисты, а тренерская «чехарда» в «Роторе» продолжилась. 

«Звездинские» трагедии

В 1980-х гг. в разное время ты поиграл со многими талантливыми футболистами «Звезды». К сожалению, некоторые из них, закончив играть, вскоре ушли из жизни. В 1982 году ты застал Владимира Штурмина, в 1985 году играл с вернувшимся из команды Высшей лиги – кишинёвской «Нистру», Александром Зеленкиным, в 1982-84 гг. выходил на поле с Евгением Степановым, в течение 7 лет был в одном составе с Сергеем Дёминым… Царствие им небесное. Какие воспоминания по этим футболистам у тебя остались? 

Владимир Штурмин был очень весёлым и классным парнем, настоящая «душа» коллектива. Да, были случаи, когда он приезжал на тренировочную базу подвыпившим, мы вынуждены были прятать его от начальства. Но никаких конфликтов в команде с его участием не было, а на поле он выходил в нормальном состоянии. Партнёры по команде, конечно, не приветствовали его злоупотребление алкоголем, но вразумить его не могли. В команде он завоевал себе репутацию местной звезды, но при этом никогда на задирал нос, ребята его любили за добрый характер.

С Сашей Зеленкиным я был мало знаком, больше его запомнил по двум предсезонным сборам, в чемпионате он сыграл совсем мало игр. Чаще всего он общался с Сергеем Обориным, любил уединение. Саша много лет провёл на юге, там у него появилось раковое заболевание, о котором он не распространялся. В Перми болезнь стала прогрессировать. Сезон 1985 года для Зеленкина стал последним…

В 1984 году Евгений Степанов уже практически не играл. Он и сам чувствовал, что по возрасту его вот-вот могут списать из команды. В том сезоне настроение у него было упадническое, да и различные беды одна за другой стали его преследовать. На наших глазах Женя стал терять интерес к жизни. Был очень интеллектуальный человек, на досуге любил поиграть в шахматы. Дружил с Андреем Боглаевским, своими шутками они могли развеселить любого в команде.

У Серёги Дёмина была непреодолимая тяга к курению. Он несколько раз пытался бросить курить, но не проходило и месяца, чтобы за его ухом не появлялась сигарета. На клубной базе у нас был один бильярдный стол, а поскольку увлечение бильярдом в нашем коллективе было одним из самых любимых, чтобы избежать очереди, играли парами. Играл всегда вместе со своим тёзкой Усовым, с которым он был в команде, как говорится, «не разлей вода».

К сожалению, алкоголь разрушил жизнь и некоторых других моих бывших одноклубников.

Например?

Да взять хотя бы Юрку Бурдина. До 25 лет он вообще в рот ни грамму спиртного не брал, а после 30 лет пристрастился.

Не могу не спросить об одной загадочной личности. В 1983 году в «Звезде» играл нападающий Григорий Мединский. Рассказывают, талантливый был футболист. Играл вроде бы в основном составе много, полюбился пермским болельщикам, но к концу сезона пропал с футбольного горизонта. Знаю, что он ушёл из жизни в 40-летнем возрасте.

В том единственном сезоне Мединский был незаменимым игроком «Звезды». Для хорошего нападающего у него были все необходимые данные: высокий рост, отменный дриблинг, сильный удар. И он оправдывал возложенные на него надежды. Но с ним случилось несчастье (после перехода в команду Первой лиги омский «Иртыш» – прим. авт.), он попал в автомобильную аварию, потом долго лежал в больнице. После выписки дала о себе знать травма головы… 

Кубок РСФСР взяли в бутсах «Адидас»

Какой период выступлений за «Звезду» у тебя до сих пор вызывает приятные воспоминания?

Все сезоны, проведённые мною в «Звезде», памятны по-своему, но, пожалуй, отмечу два. В 1985 году мы победили в зональном турнире, но в переходном турнире нас «застрелили» судьи, и мы упустили долгожданную путёвку в Первую лигу. Для этого нам не хватило всего одного очка. Если посмотреть результаты личных встреч с нашими соперниками, то по сумме двух игр мы над всеми имели преимущество. Всё решалось в последнем туре и от нас не зависело. В Куйбышеве «Крылья Советов», которым в турнире уже ничего не светило, играли с главным претендентом на победу – «Атлантасом» из Клайпеды, и «слили» игру – 0:1. Но тот сезон получился очень хорошим, от своей игры я получил удовлетворение. Ну, и конечно же сезон 1987 года, в котором мы победили и в зоне, и в переходном турнире, наконец-то вернувшись в Первую лигу. Да ещё спустя 35 лет и Кубок РСФСР взяли! В том сезоне мы играли в форме французского производства, стали бегать в бутсах «Адидас», нам по три спортивных костюма выдали, кроссовки, сумки фирменные. Чувствовали себя самыми счастливыми на Земле. 

В середине 1990-х в Перми было жёсткое противостояние между болельщиками «Звезды» и «Амкара». В связи с переходом в другой пермский клуб подвергался ли ты какой-то критике местных фанатов?

До физической расправы дело не доходило, но одно время такие угрозы то и дело сыпались. Стены в подъезде моего дома, двери квартиры расписывали краской оскорбительными словами. От незнакомых лиц раздавались телефонные звонки неприятного содержания. Перед своими злопыхателями я сначала пытался оправдываться за своё решение уйти из «Звезды», но меня никто и не пытался понять. Только время всё рассудило. А ведь в сезоне 1994 года уже было нетерпимо играть в коллективе, который рассыпался на глазах. Административно-тренерский штат и футболисты длительное время не получали зарплату. Что будет завтра, никто не знал. А когда после первого круга сняли с должности главного тренера Виктора Слесарева, причём руководство клуба пыталось убрать его ещё раньше, наше будущее стало более туманным.

На профессиональном уровне ты заканчивал играть в 36-летнем возрасте в составе пермского «Динамо», выступавшим во Втором дивизионе чемпионата России. В сезоне 1998 года в динамовской команде играли другие ветераны из «Звезды»: Юрий Петров, Геннадий Богачев, Алексей Машков и др. Правда, что с тобой и с некоторыми из ветеранов команды в договоре с клубом было условие вашего участия за «Динамо» только в домашних играх?

Нет, такого не было, все футболисты были на равных условиях. С командой я провёл два предсезонных сбора в Анапе, помню свои поездки в Ижевск, Новотроицк и другие города. 

О бедственном положении в стране тех времён известно. Говоря всё про тот же динамовский сезон-1998, слышал, что был период, когда футболисты «Динамо» не приезжали на тренировки, мотивируя это тем, что элементарно не было денег на проезд в транспорте.

А вот такое было. Всей денежной кассой заправлял президент Андрей Демьянович Тарасов. Ходили слухи, что он был страстным любителем игр в автоматы, в которых просаживал большие суммы, в том числе клубные деньги. Безденежье клуба, конечно, отражалось на жизнедеятельности команды. Знаю, что в том сезоне некоторым молодым ребятам, которые играли за «Динамо» и проживали в области, не на что было пообедать, перебивались булочками. Денег в «Динамо» хватало разве что на хозрасходы. Даже был такой случай: команде завтра отправляться на выездную игру в Ижевск, а найти автобус, чтобы совершить поездку, удалось только в последний момент. А выступили мы тогда достойно – в своей зоне Второго дивизиона заняли место в середине турнирной таблицы. 

На закате карьеры – в «Прикамье» 

Повесив бутсы «на гвоздь», не забывал про футбол?

Спасибо тогдашнему главному тренеру «Амкара» Сергею Оборину. С его подачи в 1999 году я оказался в Березниках, где сезон тренировал местную команду «Титан», выступавшую в первенстве России среди КФК. Привёз с собой 5 игроков из Перми, среди которых были мои бывшие одноклубники по пермским «Звезде» и «Динамо» Юра Петров и Лёша Машков, к тому же, играющим был и я. После двухкругового турнира «Титан» набрал одинаковое количество очков с магнитогорским «Металлургом», а в финальной игре на нейтральном поле мы победили со счётом 2:1. Одержав победу в зональном турнире, мы отправились в Псков на финальный турнир с участием победителей своих зон, где оспаривалась путёвка во Второй дивизион. К сожалению, в нашей команде было много травмированных, и достойно там выступить мы не смогли. В одной из игр я вообще сломал ногу.

Со следующего года в Закамске я организовал мини-футбольное движение, устроился инструктором в спортклуб «Прикамье», играл за футбольную команду ветеранов. Позднее играл в чемпионате КФК за «Прикамье», которое тогда, кстати, тренировал ещё один мой бывший одноклубник по «Звезде» Олег Ситников. Затем были выступления за «Прикамье» на разных уровнях, но так замучили болячки, что порой играл на уколах. Последние выступления были в мини-футболе за ветеранов в чемпионате Кировского района Перми. С прошлого года уже ни на одну площадку не выхожу. 

Чем сейчас занимаешься?

С женой развёлся 9 лет назад, дети уже взрослые. Дочь живёт в Москве, сыновья – одногодки, оба в качестве судей обслуживали футбольные матчи Первого дивизиона чемпионата страны. Старший сын ещё продолжает судить. Живу и работаю в Закамске. Моя зарплата – 15-19 тысяч рублей в месяц, мне хватает. 

Как воспринял новость о возрождении «Звезды»?

Будто камень с души упал. С появлением в Перми «Амкара», несмотря на то, что в этом клубе я играл 3 сезона, у меня не было к нему особого расположения. В свободное время экс-звездинцы продолжали встречаться, вспоминать свой путь в футболе, вместе переживали за то, что происходило в пермском футболе. Когда я закончил играть в «Амкаре», как-то с семьёй решил сходить на стадион на одну из домашних игр. При входе на арену меня спросили: «Ты кто?». Конечно, я не стал бить себя в грудь и рассказывать, сколько лет провёл на этом стадионе. Пришлось звонить знакомым, чтобы спустились ко мне и провели. Ждал, наверное, минут 20. После этого случая в душе остался «осадок», и на футбол я больше ни ногой. С возрождением родной «Звезды» всё же надеюсь побывать на стадионе и воочию увидеть игру молодой команды, которая, какие бы события в моей футбольной карьере не происходили, останется в моём сердце навсегда.
Фотографии
Следите за нами в соцсетях
Спонсоры и партнёры
Спонсоры ФК «Звезда»
Партнёры ФК «Звезда»
Технический партнёр ФК «Звезда»
Информационные Партнёры ФК «Звезда»
Титульный спонсор лиги
Партнеры лиги
Свяжитесь с нами
г. Пермь, ул. Куйбышева, 95 — стадион «Звезда»
АНО «Футбольный клуб «Звезда» Пермь»
Купить билеты