Интервью

ДАНИИЛ АРЖЕВИТИН: «Я ОЧЕНЬ ЛЮБЛЮ ЗАКАМСК»

21 Октября 2019

В пермской «Звезде» сложилась интересная ситуация – на данный момент в команде есть три сильных вратаря, каждый из которых мог бы успешно защищать ворота пермяков.

В интервью клубной пресс-службе один из вратарей «Звезды», 22-летний Даниил Аржевитин, рассказывает о вратарской конкуренции в команде, о тренировочном процессе и теоретических занятиях голкиперов, а также вспоминает свои первые шаги и ошибки в карьере, дебют в профессиональном футболе и признаётся в любви к родному району.

Текст: Дмитрий Романов

IMG_1634.jpg

Первые шаги

– Где ты родился и начинал заниматься футболом?

– Я родился в Кировском районе города Перми. Ещё до школы начал заниматься разными видами спорта. Мама и дедушка водили меня на дзюдо и акробатику. Во дворе я постоянно играл с пацанами в футбол, и в 1 классе понял, что хочу заниматься этим видом спорта. Дедушка отвёл меня в футбольную секцию СК «Прикамье».

– Ты сразу стал вратарём?

– Нет. На тот момент в футболе ещё существовали «передние» и «последние» защитники. И первое время в «Прикамье» я играл «последнего» защитника. Но во дворе я всегда был вратарём, потому что пацаны, с которыми я играл, были намного старше и всегда отправляли меня в ворота (улыбается).

Однажды на турнире «Кожаный мяч» наша команда играла с ребятами на три года старше нас. Первую игру мы проиграли со счётом 11:0, а на воротах играл другой парень. Я подошёл к тренеру и сказал, что сильнее его и могу сыграть в воротах вместо него (смеётся). Следующую игру со мной в воротах мы проиграли со счётом 7:1, то есть, пропустили уже не 11 голов. И с того момента началась моя вратарская карьера.

Аржевитин.jpeg

– Как ты начал заниматься футболом профессионально?

– Я 10 лет занимался футболом в Закамске, с 1 по 10 класс. Казалось бы, что всё это на любительском уровне, несерьёзно. Но с 8 или 9 класса я начал понимать, что футбол – неотъемлемая часть моей жизни, и я хочу стать профессиональным футболистом. Свои первые шаги в профессиональный футбол я сделал в 2015 году, когда перешёл в молодёжную команду футбольного клуба «Амкар». Понятно, что молодёжные команды – это ещё любительский уровень, но там началась моя подготовка к профессиональному футболу.

– Как ты попал в «Амкар»?

– В «Прикамье» я всегда занимался в команде 1996 года рождения (сам Даниил – 1997 года рождения – прим.). Более младших возрастов в «Прикамье» не было и после выпуска из школы в 2014 году надо было думать, что делать дальше. Тренер сказал, что меня и ещё троих ребят 1997 года приглашают на просмотр в команду нашего возраста в ЦПМФ «Амкар». После недели тренировок меня взяли на постоянную основу.

– Было тяжело ездить на тренировки и игры из Закамска?

– На учёбе это не отражалось. Нельзя сказать, что я учился плохо или хорошо. Скорее, средне. Но всё равно было тяжело. Каждый раз приходилось вставать в 7 утра, идти в школу, учиться до 13 часов, а затем бежать домой и, даже не обедая, брать рюкзак и выезжать на тренировку. А вечером приходилось возвращаться в Закамск, после чего практически не оставалось времени на уроки и отдых. В общем, у меня абсолютно не было свободного времени.

– Как ты относишься к тому, что некоторые считают Закамск больше отдельным городом, нежели районом Перми?

– Я очень люблю Закамск. Да, многие считают его отдельным городом. И, если я ничего не путаю, исторически планировалось сделать этот район отдельным городом, как Краснокамск. Но я считаю, что это не отдельный город, а такой же район Перми, как и остальные. Просто он находится за Камой, вдали от центра.

– Почему ты так поздно попал в специализированную футбольную школу?

– Меня и до этого приглашали туда. С командой Георгия Георгиевича Семёнова я съездил на турнир в Челябинск, после чего он предлагал остаться в его команде в тогда ещё СДЮСШОРе. Но в силу моей тогдашней футбольной безграмотности и неопытности я отказался. Да и тренер «Прикамья» мне советовал остаться. А в возрасте 15 лет меня приглашали на просмотр в пермский «Октан», который тогда выступал в ПФЛ. Но я отказался по тем же самым причинам. Я даже и не знал, что такое профессиональный футбол и что во Второй лиге существует такая команда. Думаю, это повлияло на мою дальнейшую карьеру.

– Положительно или отрицательно?

– Это повлияло отрицательно. Когда в 15 лет ты попадаешь в профессиональную команду, которая выступает во Второй лиге, это даёт преимущество для дальнейшей карьеры.

IMG_6681.jpg

– Как проходило твоё становление в футбольной школе «Амкара»?

– Сначала я играл за команду 1997 года рождения, а спустя полгода меня забрали в третью команду Клуба, выступавшую в Первенстве КФК (в Первенстве России среди команд 3 Дивизиона – прим.). На тот момент в воротах там играл Максим Васильевич Гавриш. Мой дебют в Первенстве КФК случился как раз, когда он травмировался в одном из матчей, и я вышел на замену вместо него. Спустя ещё некоторое время Константин Валентинович Парамонов пригласил меня на сборы в Турцию с дублем «Амкара». Это были мои самые короткие в жизни сборы, они длились 4 дня. Я порвал мениск и улетел обратно в Пермь. После восстановления ещё полгода тренировался с третьей командой, после чего вновь попал в дубль.

– Почему в дубле «Амкара» ты играл нерегулярно?

– Я пришёл в дубль, когда «первым» номером там был Толя (Красильников. Сейчас – вратарь «Звезды» - прим.). Он хорошо дебютировал за дубль и показывал неплохую игру, уверенно закрепившись в составе. Несмотря на это, я всегда тренировался в полную силу и перед каждой игрой у меня была малейшая доля надежды на то, что я буду выходить в стартовом составе. Но по решению тренера вратарей дубля на каждый матч выходил Толян. Я никогда не спорил с тренером на этот счёт и просто делал свою работу на тренировках. Конечно, было немного неприятно.

– В дубле чаще играл Красильников. В «Звезде» – ты. Как складываются ваши отношения с ним?

– На наших отношениях с Толяном всё это никогда не сказывалось. У нас всегда были и есть дружеские отношения как на поле, так и в жизни. Максимум, что присутствует на поле – рабочая конкуренция. Но никаких разногласий у нас не возникает, потому что мы делаем свою работу. Каждый из нас доказывает, что он хочет, может и готов играть. А тренеру вратарей виднее, кто больше готов и кому он больше доверяет.

16585014_408095702870505_6983215888098918400_n.jpg

«Звезда»

– Как и когда узнал о возрождении «Звезды» и предложении перейти туда?

– На тот момент у меня закончился контракт с дублем, и я снова оказался в третьей команде «Амкара». Я даже задумывался о том, чтобы закончить с футболом, потому что отсутствие игровой практики не позволяло мне найти хорошую команду за пределами города, у меня не было никакой игровой статистики. Но я понял, что не могу без футбола, и после пятимесячной паузы снова начал тренироваться с третьей командой «Амкара», где тогда работал Константин Валентинович.

Пошли слухи о возможном возрождении «Звезды», которая планировала играть во Второй лиге. После одной из тренировок ко мне подошёл Константин Валентинович и спросил о моих дальнейших планах на будущее. Я сказал, что хочу играть в футбол. Он рассказал, что в скором времени появится ФК «Звезда», и он хочет видеть меня в этой команде. Я тут же, не обдумывая, согласился.

– Вспомни свой дебют в профессиональном футболе (21 сентября 2018. «Нефтехимик» - «Звезда». Аржевитин вышел на замену вместо Максима Шумайлова на 56-й минуте игры – прим.). Это было неожиданно для тебя?

– У нас есть Шума (Максим Шумайлов – прим.), который намного старше и опытнее меня, поэтому неудивительно, что он играл во всех матчах. Но я тренировался, доказывал, прибавлял и надеялся, что мне дадут шанс сыграть. Я не знал, что появлюсь на поле в том матче, это было большой неожиданностью и волнительно для меня – дебют в профессиональном футболе. Но меня все подбадривали и говорили, чтобы я играл, как умею.

DSC_6394.jpg

– Почувствовал уверенность после первых матчей?

– В матче с «Нефтехимиком» я вышел и понял, что ничего сверхъестественного не происходит, как могло бы казаться. Это обычный футбол, который пожёстче и побыстрее, чем там, где я играл до этого. На следующие матчи я тоже выходил с лёгким волнением, но спустя пару игр понял, что чувствую себя уверенно и ничего не боюсь.

– Чем Максим Гавриш отличается от тренеров вратарей, с которыми ты работал раньше?

– До него у меня было всего два тренера вратарей. В команде КФК – Алексей Владимирович Степанов, которому я очень благодарен за то, что он дал мне вратарскую школу и психологию. Мой следующий тренер вратарей был в дубле – Олег Николаевич Степанов. В его тренировочном процессе присутствовали цикличность и однообразность. Когда мы выходили на недельный цикл тренировок, уже знали, что будет в понедельник, во вторник, в среду, и так далее.

Максим Васильевич Гавриш мне нравится тем, что он очень тщательно подходит к тренировкам, выбирает упражнения. Он работает над тем, чего, по его мнению, нам не хватает. Смотрит на наши ошибки в играх и, исходя из этого, выстраивает тренировочный процесс. Также я знаю, что он советуется с тренерами, которые работают в Премьер-лиге. Мне нравится его подход и максимальная самоотдача к своей работе.

– В чём заключается вратарская психология?

– Как говорят, вратарь – половина команды. Например, очень тяжело, когда пропускаешь любой гол. Может, вратарь пропустил и не по своей вине, но всё равно будет чувствовать в этом свою вину. При этом вратарь всегда должен подбадривать команду, что-то подсказывать партнёрам на поле. Вратарь, как и тренер, но в меньшей степени и непосредственно на поле, подсказывает и руководит командой. Я бы сказал, что вратарь – помощник тренера на поле во время матча.

– Как проходят теоретические занятия вратарей?

– Мы вчетвером (тренер и три вратаря – прим.) смотрим и обсуждаем наши игры. Не только сэйвы, но и игру ногами, на выходах, на подстраховке, перемещения – все моменты, которые нас касаются. И каждый высказывает свою точку зрения по тому или иному моменту, после чего мы их обсуждаем и приходим к одной, которая, на наш взгляд, является правильной. То есть, мы обсуждаем наши ошибки и думаем, как сделать лучше, чтобы в следующий раз такого не повторилось.

6A1A5317.jpg

– А разбираете ли вы соперников?

– Соперников мы детально разбираем на общекомандной теории, где смотрим как они атакуют, обороняются, исполняют стандарты. Но перед играми мы с вратарями собираемся и смотрим, как игроки соперника бьют пенальти: в какой угол, как они это делают по движениям, по глазам, по разбегу, и так далее.

– То есть, пенальти, отражённый Шумайловым в игре с ульяновской «Волгой», не случаен?

– Мы разбираем, как соперники бьют пенальти, и делаем выводы. Но вратарь по разбегу игрока, по его позиции по отношению к мячу может предположить, в какой угол он пробьёт.

– Чувствуете ли вы заранее, кто будет играть в воротах в том или ином матче?

– Когда вратарь уверенно выступает на протяжении нескольких матчей подряд, то, конечно, он будет чувствовать, что должен играть и в каждой следующей игре. Но итоговое решение принимает Максим Васильевич Гавриш, который основывается на тренировках, на нашей подготовке к матчам. А нам нужно тренироваться и доказывать, кто из нас должен играть.

– В серии пенальти матча Кубка России против «КАМАЗа» ты угадал направление 5 из 7 ударов, коснувшись мяча в 4-х случаях, однако ни одного удара не отразил. О чём думал после этого?

– Это было очень обидно. Я сильно расстроился и чувствовал свою вину в том, что мы не прошли «КАМАЗ» в Кубке России. Но сразу после матча ребята меня успокоили и сказали, что пенальти – просто лотерея. Мне нужно было пару дней, чтобы забыть и отойти от этого. Как может показаться, это был матч всего лишь 1/64 финала, в котором нет ничего особенного. Но для меня, с моим небогатым футбольным опытом, этот матч стал одним из самых запоминающихся и важных в жизни.

xgcs7FkQ-_A (1).jpg

– В чём причина того, что у тебя не получилось отразить ни одного удара?

– Считаю, что присутствовали доля невезения и отсутствие ещё не пришедшего ко мне опыта. Это была моя первая серия пенальти на таком уровне. В принципе, я знал, куда будут бить игроки «КАМАЗа», ведь мы это разбирали. Мы все знали, в какой угол будет бить тот же Давид Караев (лучший бомбардир «КАМАЗа» – прим.), и я достал его удар, но мяч предательски залетел в ворота...

– Твой папа активно поддерживает команду на фан-секторе и посещает выездные матчи. Как ты к этому относишься?

– Мне это очень нравится. Это дополнительно мотивирует меня. Когда я играю, чувствую родительскую поддержку. И это нравится не только мне, но и всем парням из команды. Ребята, которые приехали в команду летом, спрашивали о человеке, который играет на трубе на фан-секторе, и удивлялись, когда я им говорил, что это мой отец. Они сказали, что ещё нигде такого не слышали и им это нравится.

– Как твой папа вообще попал на фан-сектор и откуда взялась идея поддерживать команду музыкально, играя на трубе?

– Когда я попал в «Звезду», папа стал активно интересоваться командой, что-то спрашивать и узнавать. Я ему давал билеты на матчи на обычный сектор, и он постепенно начал ходить на футбол. Со временем на 1-м секторе Западной трибуны начал зарождаться наш фан-сектор. Он начал туда засматриваться, потому что там шло какое-то интересное движение и было очень весело. Я по-прежнему давал ему билеты на обычный сектор, но он шёл уже на фан-сектор. Он такой человек – «душа компании» – нигде не затеряется, поэтому постепенно закрепился там. Откуда взялась труба? У моего папы музыкальное образование. Он духовик, играет на тромбоне. И, видимо, в дополнение к барабану, он захотел принести трубу на наш фан-сектор и гнать команду вперёд.

8M88UNY2yQ0.jpg

Следите за нами в соцсетях
Спонсоры и партнёры
Спонсоры ФК «Звезда»
Партнёры ФК «Звезда»
Информационные Партнёры ФК «Звезда»
Свяжитесь с нами
г. Пермь, ул. Куйбышева, 95 — стадион «Звезда»
АНО «Футбольный клуб «Звезда» Пермь»
Купить билеты